Результаты поиска:

Александр Мишарин: строительство скоростных железных дорог в РФ интересно инвесторам

15 Ноя 2016

Масштабный проект по созданию первой в России высокоскоростной магистрали от Москвы до Казани находится на стадии проектирования. Об участии в финансировании строительства ВСМ иностранных инвесторов, перспективах скоростного сообщения в РФ, а также работе РЖД на зарубежных рынках в интервью ТАСС рассказал первый вице-президент РЖД Александр Мишарин.

© Донат Сорокин/ТАСС

— В какой стадии сейчас находятся переговоры с внешними инвесторами по проекту ВСМ Москва — Казань и будет ли подписано соглашение с Китаем о финансировании строительства ВСМ? Зафиксированы ли уже все условия финансирования? Каковы особенности этого соглашения? 

— Все базовые параметры проекта мы с нашими китайскими партнерами зафиксировали и сейчас работаем над деталями. Основным условием ВСМ Москва — Казань является концессия. Определены объемы финансирования и обязательства, они за последний год существенных изменений не претерпели. Речь идет о более чем 500 млрд рублей инвестиций со стороны наших китайских партнеров. Это и заемные средства, и вклад в капитал.

Есть два вопроса, которые сегодня остаются в стадии уточнения, — это объем использования китайских технологий при обязательном условии их локализации на территории России, а также стоимость денег. И нам, и китайским партнерам уже понятны возможные границы этой стоимости. С российской стороны межправсоглашение с Китайской Народной Республикой уже согласовано Минтрансом, Минэкономразвития и другими заинтересованными ведомствами. После окончания проектирования, а следовательно, уточнения параметров проекта, вопрос о реализации соглашения будет приниматься на уровне правительства Российской Федерации.

— Получит ли РЖД запрошенные из бюджета в 2017 году 4,6 млрд рублей на проектирование ВСМ Москва — Казань? Хватает ли средств? Будет ли компания прибегать к заимствованиям для реализации проекта?

— Все запланированные проектные работы выполняются на сегодня в полном объеме. С финансированием этой работы проблем не возникало. Мы на этот год получили необходимые средства. Проектирование разбито на этапы: Москва — Нижний Новгород и Нижний Новгород — Казань.

На сегодняшний день закончили проектирование на участке до Владимира, прошли ведомственную экспертизу и передали документацию для проведения технологического и ценового аудита. В результате открытого конкурса победила компания Ernst&Young вместе с консорциумом других технологических и технических консультантов. Уже в этом месяце документация по этому участку должна быть передана в Главгосэкспертизу.

Что касается выделения средств на следующий год, то они будут выделены. Единственное, что источники финансирования могут быть разные — и бюджет, и собственные средства РЖД. Пока из тех средств, которые мы получили, 3,7 млрд рублей было выделено из бюджета, остальное — из средств РЖД.

 То есть к заимствованиям на проектирование прибегать не придется?

— Я пока не вижу оснований для этого.

 Будет ли участвовать в финансировании проекта консорциум «Немецкая инициатива» и в каком объеме? Ранее шла речь о 2 млрд евро.

— »Немецкая инициатива», действительно, сделала несколько заявлений о готовности софинансировать проект.

Одним из важнейших условий является поставка немецких технологий и техники, что пока не в полной мере отвечает нашим требованиям по локализации производства.

Мы договорились, что в ближайшее время со стороны «Немецкой инициативы» поступит конкретный вариант проекта межправсоглашения, аналогичного тому, которое мы готовим с Китаем, где будет определена позиция и предложение немецкой стороны.

Сегодня речь идет об инвестициях в сумме около 2,7 млрд евро. Но выделение денег — это не единственное условие. Важно, на каких условиях они даются, то есть соответствует ли это нормам локализации производства, требует ли это государственных гарантий и так далее.

— Но ведь у Siemens уже есть производство в России с высокой степенью локализации?

— Да, но пока за наши деньги. Поэтому если нам будут просто предложены поставки немецкой техники, то, скорее всего, это потребует уточнения позиции наших коллег из Германии.

— В какие сроки вы ожидаете предложения от «Немецкой инициативы»?

— Они обещают до 10 ноября дать такие предложения.

— На декабрь намечен конкурс на производство поездов для ВСМ. Он состоится по графику? Есть ли уже претенденты на участие в этом конкурсе?

— Я пока не могу сказать, состоится ли конкурс в декабре, потому что мы не закончили проектирование. Но в последнее время проделана очень большая работа по подготовке этого конкурса: разработана конкурсная документация, сформированы технические условия — это один из самых современных поездов, который будет двигаться по высокоскоростным железным дорогам. Определены условия локализации подвижного состава. Компании включились в подготовку предложений.

Очень важно, что эти условия разработаны не под конкретного производителя — они позволяют всем ведущим компаниям участвовать в подготовке предложений. Есть вопрос локализации и увязки общего финансирования с созданием инфраструктуры. Конечно, таким компаниям будет отдан приоритет, потому что важен не только подвижной состав, но и сама инфраструктура. Сегодня продвинулись в этом вопросе наши китайские коллеги — компания CRRC с группой «Синара». Они подготовили технический проект этого поезда.

В настоящее время CRRC, «Синара», РЖД и Китайские железные дороги разрабатывают соглашение о сотрудничестве по вопросу локализации производства не только высокоскоростного подвижного состава, но и всего комплекса  железнодорожного оборудования. Сейчас определяется место размещения производств. Есть предложения в меньшей степени готовности от компании Siemens на базе имеющихся производств. Сроки проведения конкурса будут увязаны с началом строительства. Конкурс предусматривает жесткие условия по локализации.

Хочу отметить, что многие регионы, прямо скажем, борются за это право и готовы предложить самые выгодные условия по размещению производств, в том числе по аренде, выкупу земли и налогообложению. Это Москва, Нижний Новгород, Свердловская область.

— Какие еще проекты скоростного и высокоскоростного движения интересны китайским инвесторам?

— Наши китайские партнеры проявляют интерес ко всем проектам, но если говорить про ВСМ, создана рабочая группа по разработке скоростного, а в дальнейшем и высокоскоростного движения на участке Самара — Тольятти, и здесь есть конкретная инициатива компании CREC. Китайская сторона подтверждает готовность в области совместного проектирования ВСМ, производства техники и оборудования, инвестиционного финансирования проектов. В том числе идет разработка обоснования инвестиций на участке Екатеринбург — Челябинск, тоже интересного для китайских коллег, что совпадает с созданием коридора Москва — Пекин.

— Каков объем инвестиций по этим проектам?

— Там идет разработка обоснования, мы пока цифры не называем.

— Уже понятно, по какому маршруту пройдет ВСМ Челябинск — Екатеринбург и действительно ли она будет продолжена до Астаны?

— Сейчас только заказываем обоснование. Если мы говорим о маршруте Москва — Пекин, то он может пройти через Казахстан и в таком случае пройдет через Астану.

Есть второй коридор — через территорию России, то есть Новосибирск и Барнаул. Но пока первоочередным проектом является ВСМ Москва — Казань.

Сейчас на авансцену вышла новая крайне перспективная услуга — перевозка грузов для электронной торговли. И здесь мы видим огромный потенциал развития ВСМ. Думаю, в дальнейшем такие мировые гранды электронной торговли, как китайская Alibaba, смогут стать заказчиками локальных направлений ВСМ, которые будут использованы как основные артерии для доставки грузов.

— РЖД обращались в Банк БРИКС и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций по поводу финансирования этого проекта. Получили ответ?

— Мы провели переговоры с Банком БРИКС — во время визита в Индию с ними встречался президент компании. Банк БРИКС готов участвовать в софинансировании проекта. Мы даже обсуждали конкретные суммы. Важным для Банка БРИКС является участие в этом проекте банков развития стран, входящих в БРИКС. То есть если мы подписываем соглашение и принимает участие CDB — Банк развития Китая, то это устраивает сегодня Банк БРИКС, и он готов к выделению средств уже в следующем году.

— Какой объем средств они готовы предоставить?

— Разговор идет о 60 млрд рублей, то есть около миллиарда долларов. В совокупности можно добирать до 2 млрд долларов, это очень приличные суммы. Важно также, что Банк БРИКС сегодня предлагает мультивалютную корзину, то есть он может финансировать в долларах, рублях, юанях — и это тоже вопрос для обсуждения. Вариант финансирования от АБИИ тоже рассматривается, но это следующий этап. В целом мы можем привлечь необходимое долговое финансирование для реализации этого проекта.

— В целом какую долю финансирования могут составить заемные средства?

— У нас 20% equity, 80% — долг. Общая стоимость проекта, скорее всего, изменится в силу инфляции, изменения курса рубля, но все это учитывается в финансовой модели.

— Будут ли РЖД участвовать в реализации проекта сверхскоростного поезда Hyperloop, который соединит порт Зарубино с Китаем?

— РЖД всегда открыты для инновационных решений. Мы внимательно следим за развитием этого проекта.

Мы встречались и общались с его инициаторами. По той информации, которую мы имеем, к концу года должны быть проведены некоторые испытания, по результатам которых можно сказать, на какой стадии находится проект.

У нас создана и работает экспертная группа по применению технологий магнитной левитации. Кроме того, эти разработки идут у нас самостоятельно. Но для принятия решений надо изучить документацию и оценить возможные риски. Пока это сделать невозможно, так как документации такой нет. Как только инициаторы проекта Hyperloop смогут показать свои расчеты, а мы проведем экспертизу, я смогу ответить на этот вопрос более конкретно.

— Вы недавно были в Индии. Расскажите о сотрудничестве РЖД с Индийскими железными дорогами. Какие проекты планируется там реализовать? Каков механизм финансирования и сроки его реализации?

 Индия — железнодорожная страна, и вопросы модернизации сегодня стоят там очень остро. Во время саммита БРИКС мы подписали протокол о подготовке обоснования инвестиций на модернизацию участка железнодорожной линии Нагпур — Секундерабад протяженностью 575 км. Суть всего проекта — повышение скоростей движения пассажирских поездов до 200 км/ч. В ближайшее время должны подписать контракт о софинансировании участия в предпроектной стадии — по ее результатам будем двигаться дальше. Стоимость проекта РЖД в Индии будет определена по итогам завершения исследования линии.

Кроме того, интересным направлением является развитие городских видов транспорта, например, электрички или легкое метро в штатах Махараджи и Мумбаи. Мы рассчитываем, что на условиях конкурса можем вместе с нашими индийскими коллегами поучаствовать в строительстве или модернизации таких линий. Также российский опыт будет использован в подготовке кадров для индийских железных дорог, и здесь, действительно, у России очень сильные позиции.

— Как продвигается сотрудничество с Ираном?

— В настоящее время ведется согласование договора на проектирование, поставку материалов, оборудования и строительство по проекту электрификации железнодорожной линии Гармсар — Инче Бурун протяженностью около 500 км, финансирование которого планируется за счет государственного экспортного кредита правительства Российской Федерации правительству Исламской Республики Иран. Кроме того, мы совместно с партнерами обсуждаем формат возможного участия в проекте строительства линии Решт — Астара.

Совместно с азербайджанской и иранской сторонами прорабатывается реализация проекта по развитию железнодорожной инфраструктуры на участке Казвин — Решт — Астара международного транспортного коридора «Север — Юг». ОАО «РЖД» готово принять самое активное участие как в инфраструктурной части проекта, так и в формировании логистических цепочек с использованием данного коридора. Это позволит существенно, на неделю и более, сократить время в пути по маршруту из стран Южной и Юго-Восточной Азии в Европу, при условии максимального использования участков железных дорог Ирана и России.

По результатам ряда встреч руководства ОАО «РЖД» с руководством Иранских железных дорог договорились активизировать развитие перевозок по коридору «Север — Юг». И уже первый грузовой демонстрационный поезд из Индии в Азербайджан, а далее в Россию был запущен.

— Что нового по другим международным проектам?

— Прежде всего я бы отметил Индонезию, которую мы посетили в начале октября. В настоящее время мы оцениваем целый ряд перспективных проектов в Индонезии. В части проекта по созданию транспортной инфраструктуры на остров Калимантан работы уже выполняются. РЖД также видят возможность создания на Калимантане железнодорожных комплексов, включая инфраструктуру, подвижной состав и логистику. Оценочная стоимость железнодорожной составляющей проекта — около 1 млрд долларов.

Кроме того, в соответствии с ранее достигнутыми договоренностями дочерним обществом ОАО «РЖД» — проектной компанией Kereta Api Borneo — ведется работа по сооружению в бухте Баликпапан порта и универсального перегрузочного комплекса. Проект разрабатывается РЖД на коммерческой основе, имеется предметный интерес со стороны грузоотправителей. Уже приобретены участки земли в прибрежной зоне, начаты работы по сооружению первой очереди порта и универсального перегрузочного комплекса, который сможет переваливать до 5 млн тонн грузов.

Очень перспективным направлением представляется Куба. В сентябре мы совершили поездку на Кубу и договорились разработать и представить кубинской стороне предложения по необходимым работам на инфраструктуре. Планируем в следующем году выйти на подписание контракта по модернизации Кубинских железных дорог. Протяженность железных дорог на Кубе составляет около 7 тыс. км, а вместе с путями необщего пользования — 10 тыс. км, поэтому проект большой, амбициозный.

— Ранее глава РЖД говорил о возможных приобретениях зарубежных активов. Какие из них интересны в первую очередь? Намерена ли компания участвовать в приватизации греческих портов, например портов Салоники и Хиос?

— Зарубежные активы могут быть интересны с двух точек зрения — инфраструктурной и транспортно-логистической. С точки зрения инфраструктуры в настоящее время мы изучаем возможность приобретения компаний в сфере строительства и инжиниринга, которые нам нужны для выполнения условий зарубежных конкурсов — в первую очередь в Сербии, для того чтобы работать не только на рынке Сербии, но и на Балканах в целом.

Как вы знаете, наше дочернее общество «РЖД Интернешнл» реализует контракт с Железными дорогами Сербии по строительству железнодорожной инфраструктуры и поставке дизельных поездов. Работы стартовали в 2014 году и ведутся в соответствии с графиком. Что касается объема инвестиций, на первом этапе это небольшие средства, нам не нужны крупные компании. Кроме того, концессионные конкурсы предусматривают создание специальных проектных компаний. Также в рамках либерализации рынка Евросоюза мы смотрим на операторские компании, в частности в Сербии, Греции и Германии. Относительно приватизации греческих портов — в настоящее время мы находимся в стадии оценки.

Беседовала Ксения Алейникова

Источник: tass.ru

Ваше имя (обязательно)

Ваш номер телефона (обязательно)

Сообщение

Отправить заявку
Ваше имя*   
Ваш телефон*   
Задача   
Проверочный код*   
captcha
  
* - Поля отмеченные звездочкой, обязательны для заполнения
[_post_url] [_url]