Результаты поиска:

Решающий бой: как Петербург оказался на грани высокотехнологичного взрыва

4 Июл 2016

В ходе происходящей сейчас в мире четвертой промышленной революции традиционная экономика должна уступить место новой, высокотехнологичной экономике. Сможет ли Россия в целом и Петербург в частности, встроиться в эту новую экономику — большой вопрос.

Чтобы ответить на него, РБК Петербург решил провести исследование наиболее перспективных отраслей экономики Северной столицы. К настоящему моменту завершен первый этап работы, по итогам которого можно сделать вывод, что на мировом рынке высоких технологий Петербург имеет наиболее сильные компетенции в робототехнике, биомедицине, фармакологии, радиоэлектронике и программировании.

Целью исследования было выяснить, в каких отраслях петербургской экономики замещение традиционной экономике уже наиболее заметно. Также мы спрашивали участников процесса (опрошено 12 руководителей компаний), какие мировые тренды новой экономики развиваются в нашем городе и каковы перспективы образования на их основе в Петербурге центров компетенций мирового уровня.

IT стало средой

Все руководители компаний, отвечая на вопрос о новейших трендах развития своих отраслей в мире, в том или ином виде упоминали информационные технологии (IT). Отсюда напрашивается вывод: информационные технологии — это уже не отрасль, а отличительная черта самой новой экономики, ее питательная среда, необходимая всем отраслям инфраструктура. Глубокое проникновение информационных технологий во все отрасли отличает новую экономику от старой, традиционной.

«Те, кто не понимает необходимости применения IT в своем бизнесе, кто не верит, что IT увеличивает прибыль, уйдут с рынка», — уверен сооснователь и коммерческий директор Nevosoft (крупный разработчик компьютерных игр) Павел Ряйкконен. В качестве характерного примера он привел компанию UBER, которая с помощью IT стала вытеснять с рынков разных стран службы такси, строившие свой бизнес на традиционных технологиях.

Растворившись в новой экономике, IT породили совершенно новые отрасли, которых раньше просто не было как самостоятельных сфер бизнеса. Это, например, компьютерные игры — отрасль, мировой оборот которой по данным П. Ряйкконена составляет сейчас порядка 100 млрд долларов. Генеральный директор компании Lace Игорь Широков считает новой отраслью так называемый «интернет вещей». Особой отраслью, несомненно, стало программирование — аппарат IT, применяемый во всех отраслях новой экономики, как математика в науке. Как отрасль оформилась интернет-торговля, включая книги, музыку и фильмы. Эта отрасль вытесняет (убивает) торговлю бумажными книгами (книжные магазины), а также музыкальные и видеомагазины — торговлю CD, DVD и прочими материальными носителями.

Тренды новой экономики

Что касается развиваемых в Петербурге новейших технологических трендов в разных отраслях, то представители фарминдустрии и медицины называли биоинформатику и биомедицину, в робототехнике — AeroNet, рынок беспилотных летательных аппаратов. Представители других отраслей упоминали искусственный интеллект, включая распознавание образов (звуковых; изображений, включая биометрию); «безлюдные технологии» как новое направление автоматизации производств. По словам генерального директора и владельца компании «Тидекс» (производит оптические компоненты и приборы для науки и промышленности) Григория Кропотова, главный тренд в его отрасли — терагерцовая фотоника.

Относительно развития этих трендов в перспективе 20-30 ближайших лет представители разных отраслей отвечали по-разному. Генеральный директор компании «Центр речевых технологий» (ЦРТ) Дмитрий Дырмовский в «своих» трендах уверен: «Биометрия, распознавание и искусственный интеллект — это однозначно тренды на 20-30 лет. Сейчас все эти технологии находятся в различной степени проработки, но уже в ближайшие 20 лет они войдут в нашу жизнь как сотовая связь, интернет и электронная почта». По его словам, на стадионе Петровский уже работает биометрическая система автоматической идентификации болельщиков — чтобы не допускать на матчи хулиганов. В других отраслях ситуация не столь однозначная. «Наука и производство развиваются с каждым десятилетием все быстрее и быстрее, потому делать прогнозы на 20-30 лет невозможно, по крайней мере, в фотонике — нашей отрасли», — говорит Г.Кропотов.

Нынешний объем деятельности исследовательских центров и компаний по этим направлениям (в частности, их вклад в ВРП) в масштабе города невелик, особенно в части собственных, оригинальных разработок. «В большей части мировых высокотехнологичных сегментов мы, конечно, не впереди, а пока едем в одном из прицепных вагонов», — признает председатель Совета директоров и научный руководитель НПК «Механобр-техника» Леонид Вайсберг.

Чем силен Петербург

Судя по высказываниям опрошенных руководителей компаний, высокие технологии активнее всего развиваются в четырех отраслях петербургской экономики. Первая — робототехника. В качестве ярких ее представителей назывались ГК «Диаконт», ГК «Геоскан», ЦНИИ робототехники и технической кибернетики — ЦНИИ РТК, «Транзас», ГК «Кронштадт», Compmechlab, «Люэмэкс», Agisoft.

Вторая отрасль — биомедицина, представленная «НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова», Федеральным медицинским исследовательским центром имени В.А. Алмазова, Радиевым институтом. Третья из наиболее продвинутых отраслей — фармацевтика — представлена предприятиями BIOCAD, «Биофарм», «Цитомед», ГК «Герофарм» и др.

Четвертой из технологически наиболее развитых отраслей участники опроса считают радиоэлектронику, представленную в Петербурге такими, довольно крупными компаниями, как «Криотерм» (электронные устройства и компоненты), «Аргус-Спектр» (электронные приборы), «Центр речевых технологий» (электронные приборы и IT), ООО «НПП «Лазерные системы» (оптико-электронные приборы), «Тидекс». Некоторые из них являются даже российскими монополистами в своих нишах: «Тидекс», ГК «Диаконт», ГК «Геоскан», «Морион», BIOCAD.

Все опрошенные упоминали в числе сильных мест Петербурга, разумеется, и программирование, но компании этого направления РБК предполагает опрашивать на следующем этапе исследования.

Наиболее сильными исследовательскими центрами, участники опроса чаще называли ИТМО. Также упоминались ЦНИИ РТК, Политех, ФТИ РАН, НОЦ РАН (т.н. «Алферовский научный центр»), Горный институт, Санкт-Петербургский государственный технологический институт (Технический университет).

Проблема со стартапами

Причиной технологического отставания основной части петербургского бизнеса опрошенные называли неадекватное отношение государства к несырьевым компаниям вообще и высокотехнологичным в частности. Это особенно касается стартапов — важнейшего элемента новой экономики. «Высокотехнологичный кластер нельзя основать на компаниях-гигантах, — уверен Д.Дырмовский. — Туда обязательно должны входить и динамичные «малыши». Для их развития необходима специальная эко-среда».

Предприниматели жалуются не столько на недостаточную прямую финансовую поддержку стартапов государством, сколько на слабо развитую инновационную инфраструктуру и неадекватные административные регламенты (разного рода отчетность), что особенно болезненно для стартапов. В Европе же стартапы, как правило, на первые три года вообще освобождены от отчетности.

В России высокотехнологичные стартапы не выделены в специальную группу, со специальным госрегулированием. Поэтому, как отмечает И.Широков, к убыточности стартапов налоговая служба относится так же насторожено, как и к убыточности обычных компаний, подозревая их в сокрытии прибыли. Между тем, убыточность высокотехнологичных стартапов в первые годы — это норма. Такие же проблемы и с российскими грантами, да и с венчурными фондами. «Чиновники боятся, что их посадят за недостаточную обоснованность выдачи гранта, если стартап оказался неуспешным. Но стартапы, извините, в большинстве своем таковы», — констатирует И.Широков.

Пока необходимых условий для высокотехнологичных стартапов нет, создается их мало (кроме, разве что, IT), успеха добиваются единицы, а разрабатывать и применять новые технологии могут в основном крупные и средние компании, уже крепко стоящие на ногах.

Кое-что можем

О возможности высокотехнологичных производств вырасти до уровня, позволяющего говорить об экономической специализации Петербурга в тех или иных технологичных отраслях, представители даже успешных компаний говорят с большой осторожностью.

Главной проблемой в связи с этим большинство называет нехватку инвестиций. Л.Вайсберг указывает также на недостаточное государственное стимулирование и сильную монополизацию в среде потенциальных заказчиков высокотехнологичной продукции: «В монопольной экономике никогда не бывают востребованы новые технологии и вообще научно-техническое развитие и новые разработки. Монополиям инновации не нужны». Впрочем, компании, работающие на экспорт, на российский монополизм не жалуются.

Что касается потенциальных технологических преимуществ Петербурга в мировом масштабе и возможности появления в городе международных центров компетенций, то уверенный оптимизм участники опроса высказывали лишь в отношении явно передовых отраслей — программирования, биомедицины, фармацевтики, робототехники и радиоэлектроники.

Сами их представители, особенно производители лекарственных препаратов и роботов, уверены, что в их отраслях новая экономика на мировом уровне в Петербурге уже создана, и что в перспективе возможен даже их взрывной рост. «Если создать условия максимального благоприятствования, то в ближайшие 5-10 лет я ожидаю взрывной рост такого рода технологий и количества компаний, работающих в этих сферах на мировом уровне», — уверен вице-президент по международному развитию и R&D компании BIOCAD Роман Иванов.

Самым главным преимуществом Петербурга большинство опрошенных считает мировой уровень подготовки программистов. «В Петербурге традиционно сильно преподавание математики. Соответственно, город может лидировать в создании программных продуктов со сложными математическими алгоритмами и в создании комплексных продуктов, требующих высокой квалификации в нескольких смежных областях. Если учесть, что именно такие продукты определяют сейчас лицо высоких технологий, Петербурге может стать центром high-tech в России, наряду с Томском», — объясняет председатель правления ГК «Геоскан» Алексей Семенов.

Автор: Владимир Грязневич, экономический обозреватель РБК Петербург

Источник: РБК

Ваше имя (обязательно)

Ваш номер телефона (обязательно)

Сообщение

Отправить заявку
Ваше имя*   
Ваш телефон*   
Задача   
Проверочный код*   
captcha
  
* - Поля отмеченные звездочкой, обязательны для заполнения
[_post_url] [_url]